Экзамен на пандемию


Пандемия COVID-19 стала нескончаемым источником проблем для всех стран мира. Но особенно досталось «развивающимся» странам, где и до эпидемии существовали проблемы, о которых в странах запада только догадываются. В августе весь мир облетела фотография, ставшая украшением первой полосы «Нью-Йорк Таймс» — сотни абитуриентов в масках на открытом воздухе сдают экзамены в вузы. Казалось бы, Узбекистан и вовсе не слышал про онлайн-экзамены.

 

Вопрос о том, как будут поступать студенты в Узбекистане, был открыт еще во врямя первого локдауна, в начале лета 2020 года.

 

Учивая, что интернет в стране дорогой и есть далеко не у всех, вероятность того, что экзамены можно проводить дистанционно, была невелика изначально. Если столица может хотя бы как-то похвастаться оптическим интернетом на больших скоростях, то в регионах многие все еще пользуются мобильными данными или живут и вовсе без интернета. Для сравнения — стоимость одного мегабайта в стране колеблется от 450 сумов, то есть 0,044 доллара.

 

С момента, как в Узбекистане был введен карантин, уроки в школах и университетах были перенесены в онлайн-режим. Однако если вузы хоть как-то смогли перенести обучение в Сеть, то школы перенесли уроки довольно своеобразно, устроив трансляцию по телевидению.

 

Высшее образование в Узбекистане — довольно дорогая привилегия, доступная далеко не всем. Только в этом году государство открыло 103 575 мест в вузы, на которые претендовало почти 1,5 миллиона человек, при том, что численность населения Узбекистана составляет 34 миллиона человек. Кроме того, стартовая цена за обучение на контрактной основе, начинается от 9 миллионов сум за год (около $900).

Безусловно, в стране дейсвуют несколько частных вузов, однако, обучение там обходится значительно дороже и проводится преимущественно на английском языке, да и количество квот ограничено.

 

Итак, дорогой и недоступный интернет, отсутствие надежных серверов и средств защиты от списываний в государственных университетах сделали поступление в формате онлайн практически невозможным. А экзамены во все частные вузы проходили онлайн. МГУ, Вебстер, TEAM, Вестминстер принимали экзамены через интернет.

 

В то время, как кто-то просто сдавал по Сети, по всей стране велась массовая подготовка к экзаменам — 17 локаций было выбрано для поступления только по Ташкенту. Например, Ботанический сад стал огромным залом для приема экзаменов. Или одно из самых «жгучих» мест столицы — парк «Ашхабад», где на всей территории довольно сложно найти тенистое место.

 

В Самарканде и Самаркандской области было подготовлено сразу семь площадок, по шесть в Андижанской и Ферганской областях, четыре на Каракалпакстан, по три на Бухарскую, Хорезмскую и Джизакскую области и по две для Навоийской и Сырдарьинской. Сложно сказать, кому из абитуриентов не повезло больше всех, — тем, кто оказался под открытым солнцем на три часа, или тем, кому приходилось решать задания под проливным дождем.

 

Одна из абитуриенток, поступавшая в этом году, Марьям Кадирова говорит, что во время экзаменов раздавали воду и кепки, но они никак не помогали под палящим солнцем:

 

«Я сдавала экзамен в Национальном парке в пять часов вечера. Парк разделили на секторы. Были небольшие секторы, где действительно со всех сторон деревья и благодаря тени не жарко. Мне попался 4-й сектор, он, кажется, самый длинный. В нем помещалось, наверное, групп 10—15, точно не помню, по 30 человек в каждой группе. И все мы сидели прямо под солнцем, невозможно как жарко.

Как и говорилось в СМИ, нам раздали воду и кепки, но они мало чем помогали на этой жаре. Но это начало, через какое-то время солнце уходит, и становится холодно. Мне, например, было ощутимо так холодно, и я не стала ждать последние минут 30—40 и ушла.

От знакомых поступающих знаю, что у кого-то начинала идти кровь носом из-за жары, кому-то становилось плохо. Кто-то не мог просидеть все три часа на экзамене под солнцем и, быстро решив тесты, уходил. Ну, все, наверное, видели фото в интернете, как абитуриенты из-за дождя решали тесты под пленкой».

 

 

По словам Министерства народного образования, такие меры принимались, чтобы избежать столпотворений во время пандемии и свести риск заражения к минимуму. Участники должны были пройти через дезинфекционный тоннель (который позже был признан неэффективным и даже вредным), получить маски и антисептики и готовиться к сдаче экзаменов.

 

Однако все та же Марьям подмечает:

 

«Поступающие и их родственники толпились у входа, где сдают экзамен. И эта толпа стояла несколько часов — до экзамена, во время него и после. Ни о какой дистанции речи не идет. Сказать, что родственники сами виноваты, тоже нельзя, потому что многие ребята приезжали, например, из Ташкентской области с родственниками чисто из соображений безопасности.

Как вариант было бы провести экзамен онлайн, а для тех, кто хочет сдавать экзамен в традиционной форме, подготовить нормальные комфортные помещения без солнца со всеми нормами социальной дистанции.

Онлайн-экзамен — это, конечно, было в идеале, но, думаю, и тут возникла бы куча проблем. Во-первых, не у всех есть стабильный доступ в интернет, во-вторых, думаю, они не успели бы подготовить качественную платформу для сдачи экзамена онлайн на полтора миллиона абитуриентов. Все-таки это требует большой подготовки, а наша система онлайн-образования к этому не готова». Это подтверждают и другие абитуриенты.

 

 

Основная причина, по которой экзамены проводились в офлайн-режиме, несмотря на карантин и риск заражения, — попытка бороться со списываниями и поступлениями по блату. Из-за низкого качества интернета, неподготовленности серверов и баз к объемам государство решило не проводить такое тестирование онлайн. Кроме того, сложно было бы удостовериться, что студенты не получат правильные ответы, подсказки и помощь от кого-то извне.

 

Но так или иначе, став звездой мировых новостей, Узбекистан провел вступительные экзамены в университеты страны и набор первокурсников на учебный год 2020-2021 был успешно осуществлен.

 

 

 

credits to https://hook.report